Произведения искусства из серебра

Легенда о Серебряной горе

serebryanaya-gora-na-chukotke

Легенды о месторождениях благородных металлов живут веками: Золотое руно древних греков, чудьские копии на Алтае и в Казахстане, серебряные горы на американских и азиатском континентах. Фактологическая основа этих рассказов почти всегда эфемерна, но отдельные детали, необычные подробности порой выглядят столь достоверно, что могут увлечь даже профессионалов.
Одну из легенд о Серебряной горе, передающуюся из поколения в поколение, наша геологическая экспедиция впервые услышала в пятидесятых годах. А потом еще не один год вольно или невольно мы были причастны к разгадке этой тайны.
Наиболее значительные серебряные месторождения известны на западном побережье Северной и особенно Южной Америки. В США основная часть этих месторождений открыта с 1859 по 1910 год. И тут не обошлось без нескольких чрезвычайно авантюрных историй. Об одной из них рассказывает американский геолог Филипп Кинг.

Чукотка. Вдали видна золото-серебряная гора.
На переднем плане — лагерь геологов.

В 1872 году, в самый разгар спекулятивной золото-серебряной горячки, с гор Сан-Франциско спустились два загорелых обветренных “разведчика” и показали президенту калифорнийского банка мешочек с алмазами… Несмотря на упорные и четко обоснованные протесты геологов, мгновенно была организована компания с основным капиталом в десять миллионов долларов для разработки в этом богатом горно-промышленном крае месторождения алмазов. Все акции распродали мгновенно.
“Разведчики”, конечно же, оказались авантюристами, которые использовали абсолютную неосведомленность бизнесменов в геологии. Банк обанкротился, его глава покончил с собой. Другим бизнесменам, которые по советам геологов в этих же местах занялись разработкой не алмазов, а серебра и золота, повезло фантастически.
Серебряные и золото-серебряные месторождения образуют вдоль западного побережья обеих Америк, по выражению американского геолога Спёрра, “великий серебряный канал”. Он тянется от западных штатов США до самого северного края Аляски и почти до Огненной Земли на юге. Подобный “канал” обнаружен и в азиатской части Тихоокеанского рудного пояса: от Чукотки на севере до Новой Зеландии, включая ее, на юге.

Серебряные месторождения — это, конечно же, не “каналы”, а чаще всего — горы. И обычно очень красиво окрашенные горы.
На северо-востоке нашей страны в 50—70-х годах обнаружены серебряные месторождения, которые по запасам и содержанию металла в рудах не только не уступают, но даже превосходят самую знаменитую серебряную гору американского континента — на территории Боливии.
В старой индейской легенде об этой горе говорится, что, когда к ней подошли рудокопы Уайне Копаку (одиннадцатого правителя империи инков), они услышали ужасный громоподобный голос: “Бог бережет сокровища для тех, кто придет позже!”. Гору назвали Потоси, что означает “голос”.
Испанские конкистадоры, решив, что Бог бережет Серебряную гору для них, добрались до Потоси и были совершенно разочарованы. Они увидели не гору сверкающего металла, а серые камни и не поверили, что в этих камнях скрыто уникальное месторождение серебра. Еще прошло немало лет, и однажды, весной 1545 года, пастух-индеец развел на этих камнях костер и затем обнаружил среди углей выплавленное из руды серебро. В том же году на месторождении вырос город. Через четверть века в нем насчитывалось 120 тысяч жителей. За вторую половину XVI века в Испанию отсюда было вывезено свыше семи миллионов килограммов серебра.
Индейцам, услышавшим на свою погибель Голос, это откровение обошлось необычайно дорого. Восемь миллионов их потомков, превращенных в рабов, погибли на этих серебряных копях.

Другая легенда, о другой Серебряной горе, вот уже многие годы живет у нас на Чукотке… Вымысел это или правда, как и в Южной Америке? О том, что где-то в тех краях на северо-востоке России есть серебро, стало известно в середине XIX века из архивных документов Якутской приказной избы. Историки С. Баскин и М. Белов приводят рассказ юкагира Порочи. В 1643 и 1644 годах с ним встречались казаки Иван Ерастов и Лавр Григорьев. Он сообщил им интересные сведения о племенах, добывающих серебряную руду. Пороча эти племена называл наттами или “писаными рожами” (подобный обычай татуировать лица был у коряков и чукчей). Натты якобы умели выплавлять из руды серебро. В эти же годы, по данным М. Белова, другие юкагиры рассказывали казаку Елисею Бузе в Якутске, что натты живут на реке Нелоге. “За Колымой-рекой протекает река Нелога, которая впадает в море. На реке Нелоге есть утес с серебряной рудой”.

Более свежие, хотя столь же неопределенные сведения собрал бывший комиссар из дивизии Котовского одессит Уваров. В 1930 году судьба забросила его заниматься заготовками леса в Анадырском районе. И там он услышал от местных жителей рассказ о том, что где-то на водоразделе Сухого Анюя и Чауна “стоит гора, всюду режется ножом, внутри яркий блеск…” И гора эта — серебряная.

В 1963 году в городе Анадыре проходило совещание геологов северо-востока нашей страны, принимал в нем участие и автор этого повествования. После совещания был устроен банкет, на котором мы весело комментировали неопределенные, похожие на легенду сведения комиссара Уварова о местонахождении Серебряной горы. И тут вдруг вошел начальник Геологического управления и сказал: “К нам прибыл комиссар Уваров. Он только что прилетел из Одессы”. Полагая, что это шутка, мы еще больше развеселились. “Прошу вас прекратить насмешки. Уваров уже в вестибюле”. Через несколько минут в зал вошел пожилой человек, с одним глазом и хромой, но, несомненно, с военной выправкой. Мы замерли, рассматривая ожившую легенду. Комиссар выпил рюмку и заявил, что через несколько дней найдет Серебряную гору… Он, конечно же, ничего не нашел и с тем отбыл обратно в Одессу.

sluzhebnaya-zapiska-ekspeditsii

Через некоторое время неугомонный комиссар в присланном им письме требовал, чтобы геологи во чтобы то ни стало продолжили поиски Серебряной горы. Указал ее название — Пильхуэрти Нейка. Что означают эти слова, на каком они языке — никто из нас не знал. Было у Уварова и несколько других, тоже весьма неопределенных ориентиров: верховье крупных рек Анюй, Чаун, Анадырь, граница леса и тундры. А еще комиссар говорил, что надо найти чукчу, которого он называл Костей из рода Дехлянки, знавшего якобы все о Серебряной горе.

Дошло до того, что в 1968 году главный геолог Северо-Восточного геологического управления приказал мне составить программу и организовать поиски Серебряной горы. Тщетность такой затеи была совершенно очевидной, поэтому я отказался от задания и назвал подобную программу выбрасыванием государственных средств на ветер. Старого колымского зубра, видимо, так удивила моя дерзость (дисциплина в Дальстрое была достаточно жесткой), что он объявил мне в приказе всего лишь “поставить на вид за недопустимую форму отказа от своих служебных обязанностей”. Писать и выполнять программу поисков Серебряной горы поручили другому геологу. Разумеется, он только зря потерял два года.
Все имевшиеся указания о Серебряной горе на Чукотке настолько неконкретны, что едва ли могли оказать какую-либо помощь при геологических поисках. Настораживало и то, что археологи не нашли в этих краях ни одной серебряной вещи при раскопках ни древних, ни сравнительно молодых захоронений. Если раньше здесь добывалось так много серебра, что ламуты намеревались якобы заплатить этим металлом ясак сборщикам пушнины (так явствует из архивных документов), то трудно объяснить полное отсутствие серебряных изделий у местных народностей.

И все же одно важное обстоятельство позволяет надеяться, что легенды о Серебряной горе небеспочвенны. На Чукотке действительно найдены серебряные и золото-серебряные месторождения. И первая такая гора была обнаружена нашей геологической партией, когда мы еще ничего не знали о легенде.

Однажды ранней весной, когда ослепительный голубоватый снег еще надежно укрывал долины, а огромные стаи белых куропаток водили на снегу свои причудливые хороводы, наша геологическая группа тщательно осматривала маленькое, диаметром не более сорока метров, идеально круглое озеро у подножья одной из разноцветных гор Чукотки. Озеро служило истоком небольшой речки. Лед на озере подтаял и раскристаллизовался, но вода еще нигде не проступала. И только в центре зияла полуметровая полынья, расширяющаяся книзу. Мы измерили толщину льда, попробовали из полыньи воду, которая оказалась обычной — холодной и вкусной. И затем начали строить гипотезы о происхождении полыньи.
Первая версия о подледном животном, еще не известном науке, была сочувственно выслушана и безжалостно отвергнута. Чудовище озера Лох-Несс здесь бы не поместилось, да и для менее экзотических водных или земноводных обитателей озеро непригодно из-за своих малых размеров. Более правдоподобной казалась гипотеза о теплых источниках и газовых выходах. На всякий случай отобрали пробы воды, горлышки бутылок намертво залили сургучом. А когда попристальнее всмотрелись, то сквозь толщу прозрачной воды увидели на дне озера черный предмет.

Прекраснейшие гипотезы нередко погибают при столкновении с самыми прозаическими фактами! На дне озера мы обнаружили темную консервную банку из-под сардин. И сразу вспомнили, что где-то здесь на одном из своих самых ранних зимних маршрутов устраивали привал и обед. Озеро в то время было надежно замаскировано снегом. Все стало до обидного ясным. Брошенная банка нагревалась под лучами весеннего солнца, лед под ней протаивал, и ледяные призмы на этом участке обрушились в первую очередь. Нередко случается, что даже опытные исследователи принимают последствия своего неосторожного вмешательства в природу за чисто природные явления.
И тем не менее наше круглое озеро имело свою тайну. Но она была раскрыта позднее.

Растаял снег, тундра и горы преобразились. Наступили горячие геологические будни: маршруты, составление карт, лотковая промывка отложений рек и ручьев в поисках крупиц самородного золота и других минералов, проходка канав и траншей с целью проследить рудоносные жилы и масса других работ. Первая радостная находка была неподалеку от озера. Обнаружили странные коричневые глыбы, растянувшиеся цепочкой на несколько сотен метров. От удара молотка глыбы разваливались со странным хрустящим звуком, и на солнце сверкали кристаллы антимонита, его еще называют “сурьмяный блеск”. Метровые в диаметре глыбы состояли почти из чистого сурьмяного блеска, покрытого сверху коричневатой корочкой окислов. Выходы сурьмяной жилы были столь велики, что возникло предположение об открытии крупного сурьмяного месторождения. Уже на следующий день антимонитовую жилу начали вскрывать канавами и траншеями, чтобы выявить ее размеры. И вот только тогда неожиданно открылась тайна озера.
Двое рабочих пожаловались геологам, что в траншее у озера у них прямо на глазах “гниют” сапоги, видимо, от тамошней глины. Геологи осмотрели сапоги, потом все по очереди стали пробовать глину из траншеи на вкус. Глина была жгуче-кислая. Сульфатная зона — отложение солей серной кислоты! Вот в чем тайна озера. Это сульфатный карст. Соли серной кислоты растворялись поверхностными водами, в результате появилась озерная просадка — впадина. А скалы над озером из-за этих же солей были “мягкими” и всюду резались ножом так же, как скалы легендарной Серебряной горы.

sulfatnaya-zona-na-ozere

После того, как обнаружил и антимонитовую жилу и сульфатные залежи, окрестные скалы были подвергнуты такому осмотру и простукиванию молотками, какому мог бы подвергнуться лишь самый любимый пациент самого внимательного врача. И вот тогда нашли золото-серебряную гору. Не ту из легенды, о которой мы узнали позднее, а другую, но тоже серебряную. Однако сначала в ней нашли золото. И случилось это так.
Рабочие, наверное, в сотый раз дробили в железной ступе образцы пород, отбитых геологами от скал. Промывальщик отмывал каменную муку на своем лотке и под сильной лупой рассматривал оставшиеся на дне лотка крупицы тяжелых минералов. И вдруг — золотые крупинки и много золотой пыли… А когда прошла золотая горячка, то в “мягкой” скале, которая “всюду резалась ножом”, нашли еще и вкрапления темно-серого минерала с металлическим блеском. В тончайших осколках под бинокулярной лупой минерал просвечивал густо-красным цветом и оказался серебряным минералом — пираргиритом. С помощью паяльной трубки из него удалось выплавить великолепный королек серебра. Он был огромен, почти полсантиметра в диаметре! Геологи сплющивали его молотком, по очереди пробовали на зуб: не фальшивое ли серебро? По общему приговору серебряный королек положили на сохранение в бачок с питьевой водой. Серебро, как известно, облагораживает воду. Облагороженную воду мог пить каждый в неограниченных количествах.
Однажды утром на восходе солнца гора получила имя. Ее назвали в отличие от легендарной Серебряной — Рудной горой. Это имя у рудоносных гор распространено не менее чем имя Иван в России. Но так же, как имя Иван, оно не становится банальным. Напротив, все вдруг увидели, что гора Рудная по-особенному красива. Известково-белые, чуть голубоватые скалы ее подножья очень эффектно отражаются в таинственном озере. Средняя часть горы сложена коричневыми лавами, а вершина аккуратно окаймлена черными вулканическими стеклами. Белые скалы сложены мягкими минералами — каолинитом и алунитом. Вероятно, как и породы Серебряной горы из легенды.
Гора Рудная задала всей геологической партии работы до глубокой осени. Гора не только зарисована и мысленно разрезана вдоль и поперек, была написана вся ее “биография” в десятки миллионов лет. Для этого потребовалось воссоздать ретроспект ивно цепи грозных вулканов, представить палящие тучи, сжигающие все живое, и потоки лав, заливающие обширные пространства. Затем мысленно проследить, как гордые красавцы-вулканы потухли и были разрушены горными потоками, безжалостным временем и теми же подземными силами, которые их когда-то создали. И в те же времена по многочисленным трещинам в вулканических породах минерализованные горячие растворы отлагали руды: сначала золотые и серебряные, затем сурьмяные. Одновременно с этим у самой земной поверхности под действием сильнокислотных растворов образовались залежи каолинитов и алунитов, то есть зарождались скалы, которые “всюду режутся ножом”.

Гора из легенды так до сих пор все еще не найдена, хотя на Дальнем Востоке России после нашей находки были обнаружены десятки других серебряных гор, в том числе крупнейшее в мире серебряное месторождение Дукат в Магаданской области. И все-таки есть еще энтузиасты, которым нужна именно та самая Серебряная гора — из легенды. Я храню копию статьи геолога Ю. Ф. Нехорошкова, которая была написана в 70-х годах. Он очень тщательно проработал двадцать шесть исторических источников и пришел к выводу, что Серебряную гору надо искать не на Чукотке, а по Охотскому побережью, где-то в бассейнах рек Наяхан, Гарманда, Гижига, Парень. Нехорошков полагает, что в северо-восточной части Охотского побережья по соседству с коряками жило не известное этнографам оседлое племя наттов (натков). Это племя пришло с Амура и владело достаточно высокой культурой поисков и обработки руд. Но это также всего лишь еще одна гипотеза.

Бюро справок

Серебро, золото — первые металлы, которыми человек начал пользоваться еще в эпоху неолита. Сначала самородные металлы обрабатывали исключительно холодным способом, с помощью каменного молотка. Со временем люди научились ковать их, а затем и плавить. Присущие серебру свойства благородного металла: красивый цвет, блеск, ковкость и пластичность, устойчивость против окисления — способствовали тому, что его стали широко использовать для изготовления украшений и чеканки монет. С XV столетия до н. э. и до начала ХХ века стоимость серебра была меньше стоимости золота в 13—15 раз. Сейчас оно дешевле золота почти в 50 раз. Использование серебра постоянно расширяется в химической промышленности и машиностроении, в медицине, в приборостроении и кинопромышленности. Только для аккумуляторных батарей современных подводных лодок требуются тонны серебра.
С древности основное количество серебра получают попутно с выплавкой свинца, меди или цинка из полиметаллических руд. В рыхлых отложениях рек (в россыпях) серебро встречается реже, чем золото. Зато крупные самородки серебра находят значительно чаще, чем золотые. На Кавказе, в Сибири нашли немало серебряных самородков весом по нескольку килограммов каждый.

Член-корреспондент Российской Академии Наук А. Сидоров.

Источник материала:

Журнал «Наука и Жизнь»

Поделиться



One thought on “Легенда о Серебряной горе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *